Голубой для мальчиков, розовый для девочек: откуда взялась эта традиция?

Дети первого года жизни и чуть старше одинаково относятся ко всем цветам. Опросы взрослых людей показали, что больше половины мужчин и женщин любят синий и голубой больше, чем красный и розовый. Так почему существует негласное разделение детских вещей на голубые для мальчиков и розовые для девочек? Белое платье – детская одежда-унисекс из 18 века.

Исследователи считают, что долгое время главным в детской одежде была практичность. На выбор влияли три фактора: дети очень быстро растут, часто пачкаются, и их в семье много. Родители шили и покупали вещи, которые за первым ребенком будет донашивать второй, четвертый и седьмой, независимо от пола. Идеальным вариантом детского гардероба долгое время оставалось платье. В нем можно быстро сажать малыша на горшок, переодевать его, подмывать, а неокрашенную или белую вещь намного проще стирать и чистить от пятен домашними средствами.   Вот почему нам бывает трудно отличить на старых картинах и фотографиях маленьких мальчиков от девочек. И те и другие одеты в белые платья, да еще и с длинными волосами.

Одна из легенд гласит, будто разделение цветов началось с легкой руки императора Российского Павла I. По его указу все великие княжны при рождении награждались орденом святой Екатерины (красная орденская лента), а великие князья – орденом Андрея Первозванного (синяя орденская лента). Легенда гласит, что высшая аристократия стала подражать правящей фамилии и наряжать девочек в розовое, а мальчиков в синее.  Павел действительно принял такой закон, но вряд ли ленты орденов повлияли на цвета детских вещей. Даже на портрете Павла I с семьей младшие дети одеты в белые наряды, дочери постарше – в платьях разных цветов. В белом изображен в младенчестве и старший сын императора Александр I.

На самом деле, разделение детских вещей по цветам для мальчиков и девочек произошло намного позже. Голубой – для светлокожих, розовый – для кареглазых. Одежда для самых маленьких оставалась в основном белой вплоть до середины XIX века. Когда открытия в области химии позволили красить ткань в какой угодно цвет, в детских костюмах допускали светлые пастельные тона, но деления на мальчиковые и девчачьи все еще не было. Судя по всему, это разделение впервые появилось в конце XIX века в США как способ увеличить продажи. Если внушить покупателю, что вещи старшего сына не подходят младшей дочке просто потому, что она девочка и ей нужно все то же самое, но другого цвета, можно продать немало пеленок, игрушек, колясок и так далее.

Какой цвет для кого? Единодушия не было. Сохранились каталоги крупных магазинов, задававших моду всей стране. Часть рекомендовали голубой для девочки, потому что это нежный цвет, наводящий на мысли о хрупкости и невинности. Мальчикам советовали покупать вещи розового цвета, ведь он более сильный и активный, родственный красному. Однако в каталогах других магазинов можно найти и прямо противоположные рекомендации, привычный нам розовый для девочек, голубой для мальчиков. Встречались и советы другого характера: голубой подходит для светлокожих и голубоглазых детей, розовый – для кареглазых, брюнетов и брюнеток.

Разноголосица продолжалась до середины XX века, когда сложилась знакомая нам довольно жесткая норма. И поспособствовать ее утверждению могло сразу несколько факторов. Цвет мужского труда — синий. В 1921 году американский миллионер Генри Хантингтон приобрел две картины: «Мальчик в голубом» Томаса Гейнсборо и «Сара Баррет Маултон: Пинки» Томаса Лоуренса. Пресса много писала об этой покупке и полотнах. Есть версия, что как некоторые сегодняшние мамы следят за знаменитостями, так и родители того времени, подражая известным картинам, постепенно начали одевать сыновей в синее, а дочек в розовое, считая, что это многовековой обычай. Одна исследовательница предположила, что большую роль сыграло увлечение американцев всем французским. Она считает, что розовый для девочек, голубой для мальчиков – традиционное для Франции деление (в католических частях Германии и в Бельгии – наоборот). Видевшие во французских обычаях образец хорошего вкуса, американцы переняли и эту манеру одевать детей.

Другая версия связывает новое отношение к цвету с событиями времен Второй Мировой войны. Когда больше шести миллионов женщин заняли место мужчин на производстве, им пришлось переодеться. Вспомним образ «Клепальщицы Рози», в честь которой писали песни и снимали фильмы. На ней женщина в темно-синей рабочей одежде. На девушке со знаменитого плаката «Мы можем!» – такая же.

Так синий цвет оказался связан с мужским трудом и мужской ролью в обществе. И когда война закончилась, а женщины вернулись к мирной жизни, реклама сыграла на этом: синий – для мальчиков, значит, розовый – для девочек. Разделение закрепилось в 1950-е годы, когда росли дети тех, кто вернулся с войны. У них были средства на то, чтобы обеспечить «положенные» вещи для своих детей. УЗИ показало: покупайте розовое! Следующее поколение – молодежь 1960-х годов, хиппи – отвергло жесткие представления своих родителей о том, что «нормально» и «положено» делать. Вместо шаблона о розовом и голубом молодые родители 1960-х приняли идею «нейтральной» одежды, внешнего вида и предметов для детей. Но когда выросли эти дети с «нейтральным» детством и в 1980-е годы завели свои семьи, они вернулись к розовому и голубому, как их бабушки и дедушки.  В те годы быстро набирали популярность исследования УЗИ, позволившие родителям узнавать пол еще не родившегося ребенка, а маркетологам – играть на восторге и других сильных эмоциях будущих мам и пап. Исследователи считают, что именно в 1980-х годах закрепилось деление на «девчачий розовый» и «мальчиковый голубой» – с тех пор оно держится трудами маркетологов и всесильной рекламы.

 Источник: портал Mail.ru